Если бы на мясокомбинатах были стеклянные стены, все стали бы вегетарианцами

        Недавно в Харькове прошла большая акция "Крик", посвященная защите животных. О ней наша газета рассказала своим читателям. Вскоре после публикации, а редакцию позвонила рассерженная женщина, представившаяся пенсионеркой, которая буквально обрушила на нас поток негодования; вам что, больше не о чем писать, людям есть нечего, а вы о кошках и собаках печетесь. Да пропади они пропадом! Точка зрения, увы, достаточно распространенная в нашем обедневшем обществе, хотя, по моим наблюдениям, прямая зависимость отношения к животным от благосостояния не столь очевидна, и знаю много людей, живущих на крохотную пенсию или не получающих месяцами зарплату, но они делятся со своими любимцами последним куском хлеба и, сострадают, видя грустные глаза каждой бездомной твари. Видимо, данная проблема лежит в иной плоскости, и то, с чем мы сталкиваемся в быту, лишь следствие.
         Поговорить на эту тему я решила с директором единственного в Украине Харьковского Центра этапного отношения к животным, предпринимателем и мастером спорта по дзюдо Игорем Парфеновым. Именно он является зачинщиком всех акций по защите животных, проводимых в Харькове. Деятельность Центра известна не только в СНГ, но и в Западной Европе. В связи с последней акцией, в которую также входил симпозиум "Биоэтика на пороге третьего тысячелетия", на имя Парфенова поступило приветственное письмо от вице-президента Европарламента Дэвида Мартина, в котором он пишет следующее: "По тому, как общество обращается с животными, можно судить, насколько общество прогрессивно и цивилизованно". Европарламент издал указ, в котором животные определяются как "существа чувствующие", "требующие защиты". Об острой необходимости в специальном законодательстве, которое бы обеспечило животным помощь и уважение со стороны человека, написала Парфенову принцесса Бельгии Элизабет де Крой. Она также выразила ему личную благодарность за огромную работу по защите животных. Очень эмоциональное, теплое послание пришло от французской кинозвезды Бриджит Бардо.
         - Игорь, в письме Бриджит Бардо есть фраза о том, что и она иногда теряет силы и падает духом от множества проблем, связанных с защитой животных. И его во Франции, где ситуация гораздо лучше, чем у нас. У вас, наверное, куда больше поводов для отчаяния?.
         - Я думаю, Бриджит имела в виду не свою родину, ведь ее деятельность распространяется на многие страны мира, в том числе и государства СНГ, Когда, например, в Москве варварски уничтожали бездомных собак, она засыпала телеграммами мэра Лужкова, И он, кстати, вынужден был на них отреагировать. На бывшем пространства СССР в этом плане действуют негласные законы средневековья, хотя в законодательстве есть статьи о наказании за жестокое обращение с животными. Но на практике эта жестокость существует с благословения властей. В чем нет ничего удивительного, ибо имеет корни из прошлого тоталитарного государства, в котором даже было трудно представить какие-то серьезные общественные движения в защиту прав животных. Подобное возможно лишь в гражданском обществе. И пусть это прозвучит для некоторых странно, уровень реальной обеспеченности прав человека связан, в том числе частично и с правами животных, так как действует общий гуманный принцип защиты слабых, заботы о них, отсутствия любой дискриминации. Очень хорошо, на мой взгляд, сказал об этом австралийский профессор философии, преподающий в лучших университетах мира, Питер Сингер: "Расист нарушает принципы равенства, придавая большее значение интересам своей собственной расы. Противник равенства полов нарушает принципы равенства, отдавая предпочтение интересам своего пола. Аналогичным образом тот, кто проводит дискриминацию по виду, допускает, чтобы интересы его вида ставились выше интересов других видов (не человека). Но во всех случаях принцип один и тот же".
         Мы в большинстве своем, увы, еще очень далеки от подобного видения, понимания гармоничности связей человека и животного мира. Мы несем на себе черты дикости и, конечно, это негуманное, жестокое отношение к братьям меньшим, которые приравнены нами к вещам, приводит меня в отчаяние. Хотя за последние десять лет в самом обществе произошли изменения в отношении к животным. Оно стало более цивилизованным. И что любопытно, психологический, эмоциональный настрой отдельного человека в данном случае опережает политику государства, в которой абсолютно ничего не изменилось.
         - Я знаю, вы большой поборник вегетарианства, агитация за которое является частью вашей деятельности. Вы действительно верите в то, что сможете "перетянуть" на свою сторону многих? И потом, вегетарианцами ведь становятся по разным причинам, совсем не обязательно из любви к животным. Скорее из беспокойства за свое здоровье.
         - Вы совершенно правы. В каждом конкретном случае мотивы вегетарианства могут быть разными. Однако, если смотреть в общем, в контексте всей истории человечества, основания для оптимизма, поверьте, есть. Обычаи людоедства и человеческих жертв, когда-то входившие в религиозные обряды, внушают теперь людям удивление и ужас. Это сопоставление с реакцией из прошлого, плюс медленное, но верное прогрессивное движение в настоящем внушают несомненную уверенность в том, что в будущем, более просвещенном, чем нынешний век, люди будут смотреть с не меньшим удивлением и ужасом и на господствующий ныне обычай жить за счет избиения, и страдания животных. Вы знаете, как много известных миру людей протестовало во все времена против употребления в пищу мяса! Но что более всего поражает, так это разнохарактерность знаменитых вегетарианцев. Ими были Будда, Пифагор, Платон, Эпикур, Сенека, Иоанн Златоуст, Ньютон, Вольтер, Руссо, Байрон, Струве, Лев Толстой, Сергей Есенин. И как сказал кто-то из известных, если бы на мясокомбинатах были стеклянные стены, все стали бы вегетарианцами.
         - Вы обмолвились, что в последние годы отношение к животным в нашем обществе, подчеркиваю, не в государстве, а именно в обществе, стало лучше. Я тоже замечаю его к своей великой радости. И думаю, большую роль здесь сыграли подвижническая деятельность, подобная вашей, разных людей, фильмы, телепередачи, статьи. То есть то, что идет от сердца, от личного сострадания и протеста писателя, режиссера, журналиста, В атом смысле возглавляемый вами Центр - тоже только источник такого эмоционального воздействия на наш глуховатый к страданиям животных люд?
         - Ну, без эмоциональной встряски тут никак не обойтись. Чтобы человек изменил свое сознание, он изначально должен начать жалеть, сочувствовать. Однако мы стремимся дать и максимум информации, различных сведений по нравственному и физическому здоровью человека, гуманизации его взаимоотношений с окружающим миром. Этим целям посвящен издаваемый нами, единственный такого плана в СНГ, журнал "Крик". Мы раздаем и рассылаем его всем желающим бесплатно, как и наши агитационные плакаты в защиту животных.
         Кроме того, впервые в Украине нашим Центром издана книга, посвященная этичному отношению к животным, "Любить или убить?". Мы также размножили и распространили пособие для учителей "Биоэтика в школе". Благодаря усилиям Центра и при активной помощи ректора Харьковского зооветеринарного института профессора И. Карташова, профессоров Д. Жидкова, О. Копиецкой и В. Копиецкого в этом учебном заведении уже третий год читается курс биоэтики. Кроме того, наш Центр за свой счет обеспечивает кафедру анатомии зооветинститута для проведения опытов над животными, умершими своей смертью в ветлечебницах. Школам Дзержинского района мы подарили 450 учебников "Путешествуя в мир животных", разработанных Британским Королевским обществом защиты животных. Всего, естественно, не перечислишь. Кроме этого, Центр как структура, включенная в мировую сеть Интернет и в общий каталог организаций защиты животных, принимает постоянное участие во всевозможных международных форумах. Совсем недавно я вернулся из Лондона со Всемирного конгресса по защите животных, самого крупного по этой проблематике мероприятия за всю историю человечества. Более пятисот участников, видных деятелей в самых разных сферах, представляли восемьдесят стран нашей планеты. Конечно, это незабываемое впечатление, дающее новые силы, вдохновение в моей деятельности. Я еще раз убедился, как верны слова, сказанные Полом Маккартни, солистом знаменитого ансамбля "Битлз" и его женой Линдой: "Хотя сострадание, возможно, уже старая идея, приятно думать, что все больше и больше людей сегодня ищут добрые жизненные пути".

Ирина Румянцева

 

Мы с тобой одной крови...

         Когда великий английский писатель и поэт Редьярд Киплинг выводил для своего очаровательного юного героя Маугли "закон джунглей" - "Мы с тобой одной крови, ты и я...", скорее всего, еще не было такого научного понятия, как биоэтика. А между тем этот отнюдь не сказочный закон единства человека и живой природы вполне может служить и символом, и ключом к решению проблем, обсуждению которых был посвящен недавно состоявшийся в Харьковском национальном университете имени Караэина международный конгресс "Биоэтика ни пороге третьего тысячелетия".
         Становится ли человечество на пороге нового века более нравственно зрелым? Дискуссия на конгрессе не дает однозначного ответа на этот вопрос, ибо очень заметна разница во взаимоотношениях человека и природы на Западе и у нас. Для нас, живущих в обедневших постсоветских странах, - окружающая среда все еще представляется во многом враждебной. Не случайно в одном из выступлений на конгрессе прозвучала такая тирада: "Что ожидает нас в ближайшем будущем? Речь идет о выживании самого вида homo sapiens...", т.е. мы нередко ведем речь о "защите от всего, что нас окружает", как в том анекдоте, - помните? - "мы не можем ждать милостей от природы после всего, что мы с ней сделали"... А общая тональность выступлений гостей конгресса из Великобритании звучала кардинально иначе - "защита всего, что нас окружает". И в этой связи, открывая конгресс, ректор университета, профессор Виль Бакиров, удачно вспомнил выдающегося философа и врача Альберта Швейцера, его этику благоговения перед жизнью.
         Харьковский конгресс по биоэтике, состоявшийся, кстати, впервые в СНГ, привлек представителей разных наук: естествознания и философии, биологии и социологии. Из множества интересных выступлений мы остановились лишь на одном, которое по своей логике и охвату фактов возможно, шокирует читателей, а некоторых приведет даже в негодование. Дескать, о чем это ты, господа?
        
Дело в том, что на нашей планете есть общества, которые, достигнув человеческого благополучия, говорят о сострадании и правах для других Божьих творений. Возможно, и мы когда-нибудь к этому придем, а пока выслушаем профессора из Великобритании, исполнительного директора Всемирного общества охраны животных Шейлу Греэм, представлявшую на конгрессе также и европейскую общественную организацию под весьма необычным для нашего слуха названием "Сострадание в сельском хозяйстве". Тема ее выступления в переводе с английского звучит так "Участь животных, которых мы поедаем".
         По всему миру миллиарды сельскохозяйственных животных влачат существование, полное мучений и боли, в интенсивных системах выращивания, которые отказывают им во многих основных биологических потребностях. Эти несчастные животные являются лишь мутантными отражениями своих диких предков. Современная курица-бройлер, например, растет так быстро, что достигает срока убоя - веса 2 кг - всего за шесть недель. В результате ноги этой птицы не могут держать ее огромное тело. И больше четверти бройлеров, выращиваемых интенсивно, хронически страдают болезненной хромотой, а также от волдырей на груди. Ведь боль в ногах заставляет их проводить большую часть короткой жизни лежа на полу, который пропитан окисленной мочой.
         Миллионы молочных коров страдают от мастита, т.е. воспаления молочной железы, или хромотой, а чаще - и тем, и другим. Число этих заболеваний возросло во много раз из-за беспощадной эксплуатации коров с целью получения все больших надоев молока.
         Здоровая корова может прожить 30 и более лет. Средняя продолжительность жизни этих животных сегодня - всего пять лет. Они погибают, как пишет английский ветеринар, профессор Джон Уэбстер, совершенно изнуренные и измученные.
         Быть может, вам известно, что английский глагол "доить" - to milk - имеет и переносный смысл "эксплуатировать", "делать кого или что-либо источником незаконной прибыли". Ученые и зооинженеры, поощряемые фермерами, правительствами и большим бизнесом, создавали технологии выращивания высокопродуктивных животных на неестественно малых площадях, по-английски это называется factory farming. Вместо того, чтобы относится к этим животным как к существам, похожим на нас, как говорил Чарльз Дарвин, - к существам "со страстями и эмоциями", способным ощущать боль и стресс, или, наоборот, испытывать удовольствие, пребывая в хороших условиях, - к этим животным относятся только как к "производственным единицам".
         В США втискивают до семи кур-несушек в клетку с расчетом 350 кв. см. на каждую. Это меньше стандартного бумажного листка. И имейте в виду, что размах крыла у курицы 76 см. И в таких ужасных условиях может находиться до 60 тысяч кур в одном помещении.
         Опять же, в США, а штате Каролина, построили фабрики свиней, где существуют до одного миллиона свиноматок, это массовое серийное производство, но не вещей, а живых существ.
         Возникает вопрос, каким образом современному агробизнесу удается содержать столько животных в таких стесненных условиях без вспышек эпидемических заболеваний, без того, чтобы стресс, вызванный плохими условиями содержания, не приводил животных к агрессии, направленной на себе подобных и даже на самих себя?
         Чтобы избежать эпидемий, животным вводятся вакцины и антибиотики, которые производятся неимоверно богатыми и могучими агрофармацевтическими фирмами. Кстати, открывающими сейчас свои офисы в Украине. Следы этих лекарств остаются в телах тех самых животных, которых люди употребляют в пищу. В результате врачи сталкиваются с тем, что антибиотики, используемые для лечения людей, становятся неэффективными. Бактерии - агенты заболеваний - мутировали и теперь обладают устойчивостью к данным антибиотикам.
         Что касается проблемы агрессии, то во избежание нанесения увечий животными друг другу мы, люди, сами наносим им не менее серьезные увечья. Например, чтобы куры или индюки не клевали друг друга в переполненных клетках, довольно часто у молодняка отрезают кончик клюва раскаленным докрасна ножом. В результате этого многие животные страдают от боли всю жизнь. Поросята, как и все молодые животные, любят играть, что-нибудь при этом покусывая, в переполненном, но абсолютно голом бетонном стойле, где их содержат, им нечем играть, кроме хвостиков других поросят. Тем самым они причиняют боль друг другу.
         Вывод, к которому пришел бы любой нормальный человек, должен быть таким: надо изменить условия содержания, дав поросятам побольше места и хотя бы немного сена. Но заключение специалистов-зоо-инженеров совсем другое: надо обрезать хвостики у всех поросят! Опять стресс и боль, совершенно ненужные. Это напоминает греческий миф о прокрустовом ложе.
         Такой подход к сельскохозяйственным животным корнями уходит в плохую науку -bad science, то есть а упрощенное, манипулирующее, эксплуатирующее мировоззрение - злополучное наследие ученого Декарта. В ту самую науку, которая стала рабом большого бизнеса на Западе или же идеологии в бывшем СССР, где поощряли идею победы над природой, как будто люди - не часть природы.
         Еще один пример прокрустова метода в современном животноводстве. Это я увидела в колхозе в Литве несколько лет назад. Зооинженеры точно рассчитали длину пола в коровнике, которая обеспечивала попадание отходов жизнедеятельности животных точно в специальный канал, что облегчает чистку хлева. Но, во-первых, не все коровы одинаковой длины, а, во-вторых, коровы последующих поколений стали крупнее, благодаря более питательным кормам. В связи с чем многие животные должны были стоять в таком неудобном положении, что суставы их задних ног опухали и причиняли им постоянную боль. Об этом мне рассказал ведущий литовский ветеринар, профессор Казимир Травис.
         Зачем же люди стали загонять сельскохозяйственных животных в интенсивные системы, которые можно сравнить только с тюрьмой или концлагерем?
         Часто бывает: плохие результаты вырастают из хороших побуждений. Хороших, по крайней мере, с точки зрения тех правительств, которые поощряли индустриализацию сельского хозяйства в середине XX века, желая обеспечить всех своих граждан дешевым мясом, яйцами и молочными продуктами. Однако животные платят неимоверно высокую цену за нашу дешевую пищу.
         Кроме того, снижение себестоимости продуктов животноводства - это иллюзия, обман. В Европейском сообществе налогоплательщики платят фермерам в виде субсидий около 40 млрд. долларов ежегодно, т. е. половину всего бюджета ЕЭС. К тому же интенсивное животноводство наносит ущерб человеческому здоровью по причине использования антибиотиков против зооэпидемий. С целью увеличения веса животных применяют и гормоны роста, что тоже опасно для людей. И за последние два десятка лет замечается увеличение количества случаев бактериальных и пищевых отравлений как у животных, тек и у людей.
         Средства, необходимые для лечения этих болезней, огромны. И ложатся тяжелым бременем на национальные системы здравоохранения. По счетам, опять же, платят налогоплательщики, а не агропромышленный комплекс (точно так же, как он, кстати, не платит и за вред, причиненный окружающей среде).
         Я сказала, что у правительств, поощрявших интенсификацию животноводства после Второй мировой войны, были благие побуждения. Но, увы, государство либо было вытеснено из сферы контроля за производством продуктов питания и их безопасностью, либо само сняло с себя эту функцию.
         Теперь контроль в руках самих могущественных агропромышленных конгломератов, которые заинтересованы в еще большей интенсификации животноводства. И они стимулируют разработку методов генных модификаций растений и животных, а также использование химических средств для повышения производительности. Примером тому является искусственный гормон ОЗТ, который был недавно запрещен в странах Евросоюза из-за ущерба, который он наносил здоровью коров. И это было сделано вопреки протестам американского правительства и агропромышленных фирм.
         Поскольку животные не могут адаптироваться к плохим условиям содержания, ученые-зооинженеры намерены изменять самих животных. Стало очевидно, что генная инженерия уже принесла значительные страдания животным как лабораторным, так и сельскохозяйственным. И если ученые не откажутся от неэтичных исследований, страдания этих животных многократно увеличатся.
         В 1965 году ученые, работающие по заданию американского правительства, в городе Бельсвилле разработали первых в мире трансгенных сельскохозяйственных животных - свиней с коровьим гормоном роста. Ученые посчитали это торжеством науки. Если посмотреть с другой стороны - это катастрофа. У этих свиней появились: язва желудка, заболевания почек и печени, артрит, потеря координации, частичная слепота. Несмотря на это, работа в Бельсвилле продолжается по сей день. Подобные эксперименты ведутся в сотнях других лабораторий, как в государственных, так и коммерческих по всему миру. И фирмы патентуют этих новых животных.
         Скажу прямо, это - безнравственно. Пора ввести в области естественных наук клятву, обязательную для всех исследователей, подобную клятве Гиппократа, которая гласит: "Я направлю режим больных к их выгоде, сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости".
         Мы обязаны бороться за тех, у кого нет права голоса. Позвольте вам рассказать, чего граждане Великобритании и стран Европейского сообщества достигли в области защиты прав сельскохозяйственных животных. После проведения общественных акций и лоббирования в парламентах организация "Сострадание в сельском хозяйстве" в сотрудничестве с другими добилась в 1992 году запрета на пожизненное содержание телят в боксах, и с 2006 года этот запрет распространится на всю территорию Европейского союза. А в 99-м году запрещено содержание свиноматок в узких стойлах и на цепи. Правда, пока только в Великобритании и Швеции, но есть надежда, что этот запрет распространится на все европейские страны. С 2012 года будут запрещены тесные клетки, в которых ныне содержится большинство кур-несушек. Но, может быть, самое значительное событие произошло в 97-м году, когда благодаря стараниям общественности в свод законов Европейского сообщества был внесен протокол, гласящий, что сельскохозяйственные животные не "продукты", а "существа, способные чувствовать и страдать".
         Сейчас "Сострадание в сельском хозяйстве" координирует свои усилия на улучшении условий содержания кур-бройлеров и на запрете дальних перевозок животных на бойню. В связи с последней проблемой мы нуждаемся в помощи украинских ветспециалистов, студентов и защитников животных. Каждый год около 100 тысяч лошадей вывозят из восточноевропейских и прибалтийских стран (возможно, и из Украины) на убой в Бельгию, Францию, Италию. Эта процедура чрезвычайно жестока. Из Литвы в Италию лошади могут ехать 3500 км свыше 90 часов на грузовике, часто без корма и воды. Как только животных довозят до места, их сразу убивают - тех, по крайней мере, кто выжил. Мы бы хотели с вами сотрудничать, чтобы положить конец этому ужасу. Каким образом? В первую очередь через принятие соответствующих законов. Вы, например, могли бы усилить давление на 24 представителя Украины в Совете Европы, убедив их заставить украинское правительство подписать Конвенцию Совета Европы о защите животных. Печально, но факт: Украина не подписала ни один из упомянутых протоколов. Кроме этого, очень важно, разумеется, воспитание гуманности у фермеров, ветеринаров, граждан по отношению к сельскохозяйственным животным. Специальная программа разработана группой экспертов при британском правительстве, она называется "Пять свобод".

Первая. Свобода от жажды, голода и недоедания.
Вторая. Свобода от дискомфорта.
Третья. Свобода от боли, ран, болезней.
Четвертая. Свобода от страха и стрессов.
Пятая. Право на нормальную жизнь.

И главное, надо смотреть на нормальную жизнь животных, то есть на их благополучие, с точки зрения их индивидуальных особенностей. И нельзя забывать, что каждое животное есть личность, которой дорога ее одна-единственная жизнь. Давайте не забывать слова Чарльза Дарвина: "Распространив наше сочувствие за пределы человечества, мы нравственно поднимем и себя. Эта добродетель - одна из самых благородных, которыми одарен человек, возникает, когда наши чувства становятся мягче и распространяются на все живые существа".
         Если XIX столетие - век освобождения рабов в Америке и отмены крепостного права в Российской империи, а XX - век, в котором женщины в цивилизованных странах достигли равенства, хотя бы по закону, то я уверена, что XXI век будет веком, в котором вопрос о правах животных начнет восприниматься как серьезная этическая проблема.

Елены Зелениной

X